Легенда о белокожих богах в Африке

Их предки видели белых богов
Их предки видели белых богов

Чернокожие африканские жители вер­ховьев Нила до сих пор хранят память о загадочных светлокожих людях — бачвези. Как гласят легенды, эти люди пришли на территорию Уганды с севера, построили ка­менные города и поселки, проложили каналы для орошения, вырубили в некоторых местах в скальных породах траншеи и . Бачвези удивляли местных жителей своими знаниями и способностями. Согласно легендам, они с легко­стью пролетали над озерами, забирались на от­весные скалы, лечили все болезни, сообщали о событиях, которые происходили «очень давно».

Одно из первых упоминаний о племени бачвези связано с образованием королевства Буньоро Китара приблизительно в XIII веке на­шей эры. Существует множество гипотез, отку­да пришли бачвези: либо из столицы Древней Абиссинии Аксуме, либо из Древней Месопота­мии, из Кипра и даже были пришельцами. Бач­вези правили королевством почти 150 лет, а в XIV веке они исчезли. Огромное государство было разделено: появились княжества Анколе, Буганда и Баторо. При этом две высокопостав­ленные семьи (их потомки стали называться тутси) перебрались южнее. Так в XVI—XVII ве­ках возникло государство Руанда, а в конце XVII века сформировалось Бурунди. Доминирование правителей Буганды в Межозерье возросло при Супе II и его преемнике Мутесе I, которые имели на озере Виктория до 400 крупных военных ко­раблей, внушавших врагам еще больший страх, чем сухопутные войска. Буганда богатела вас­салами, рабами, землями, скотом и к середине XIX века монополизировала торговлю на побе­режье Индийского океана.

Но легенды о могущественном светлокожем племени, возникшем ниоткуда и ушедшем в ни­куда, передавались из уст в уста на протяжении столетий. Поэтому немудрено, что приход пер­вых европейцев в 1862 году вызвал у населе­ния Уганды целую гамму чувств — от испуга до благоговейного трепета. Ведь их принимали за легендарных бачвези!

Бачвези оставили после себя постройки, развалины которых сохранились до сегодняш­него дня. После внезапного исчезновения этого народа археологи обнаружили странные пред­меты, которые по времени относились к эпохе существования Бигго-бья-Мугеньи, но по внеш­нему виду совершенно не соответствовали тем, изделиям, что изготавливали племена, насе­ляющие Уганду.

В середине прошлого века заключенные центральной тюрьмы Уганды, расположенной в Лузире, пригороде столицы Уганды Кампалы рыли траншею под фундамент для строитель­ства подсобных помещений. Кирка одного из них неожиданно ударилась о твердый предмет, который оказался скульптурным изображением человеческой головы. Находка оказалась ча­стью керамической фигуры. Рядом раскопали фрагменты туловища и конечностей. Странной оказалась голова фигуры: выдающийся вперед подбородок, длинный нос, прическа, напоми­нающая судейский парик, и подобие подушечки на макушке.

Археологи и исследователи Уганды не смог­ли отнести эту находку ни к одной известной культуре Африки. Профессором Лванга-Луньиго было высказано предположение, что эта фигура могла быть частью доселе неизвестного культа жителей побережья озера Виктория. Но хотя в приозерном районе и расположены некоторые из самых важных в традиционной религии мест поклонения, проведенные исследования никак не прояснили происхождения статуи. А у мест­ного племени баганда изображения человека практически отсутствуют.

Угандийский историк Майкл Нсимби пола­гает, что фигурка попала в Лузиру с побережья Индийского океана. Археологи в месте находки «лузирского человека» обнаружили множество черепков гончарных изделий. У некоторых че­репков, по мнению ученых, такой же возраст, как и у статуи — пять-шесть веков. Ученые об­ратили внимание на сходство этих черепков с осколками глиняной посуды, найденными в начале XX века в другом загадочном месте — Бигго-бья-Мугеньи. Здесь расположены раз­валины древних укреплений на южном берегу реки Катонги в западной части Уганды. До сих пор сохранились кольца глубоких траншей, про­битых в сплошной скальной породе. Общая их протяженность составляет шесть километров. Как гласят легенды, Мугеньи был одним из мест обитания бачвези.

Первое упоминание о Бигго-бья-Мугеньи появилось в «Оффишиэл газетт» — издании про­тектората Уганда — 15 мая 1909 года. В заметке говорилось, что жители связывают происхожде­ние форта со сверхъестественными силами. По существующей и доныне традиции, растущие там деревья и кусты считаются священными: тот, кто осмелится их срубить, погибнет. Ни один местный житель не пройдет мимо этого места ночью или во время дождя. Вблизи развалин уже давно никто не живет.

Первые раскопки Бигго проводились в на­чале 1920-х годов. Тогда-то и нашли осколки гончарных изделий, которые были отправлены в Британский музей. Неподалеку научные экс­педиции обнаружили остатки ирригационных построек, которые, судя по всему, возводились весьма квалифицированными строителями. Уэйлэнд сравнил их с остатками ирригационных сооружений на острове Шри-Ланка, возраст ко­торых превышает две тысячи лет.

Но самая интересная находка была сделана в 1930-х годах. Пожилая крестьянка полола ого­род и наткнулась на глиняный предмет цилин­дрической формы. Она отнесла его деревенско­му вождю, а тот переправил в Национальный музей. Размером цилиндр был невелик: четыр­надцать сантиметров высотой и восемь в диа­метре. Его глиняная поверхность усеяна выпу­клостями и отверстиями. Кем изготовлен этот предмет и для какой цели, не известно до сих пор.

Отверстия, похо­жие на шахты, глубиной до 70 метровТайна плотно окутывает и так называемые норы Валумбе на холме Танда, километрах в се­мидесяти от форта Мугеньи. На языке луганда «валумбе» означает смерть. Легенда гласит, что однажды бог неба Гулу рассердился на Валумбе и прогнал его на землю. А вдогонку послал сво­его брата Каикузи, чтобы тот убил неугодного. Спускаясь, Валумбе обнаружил погоню. Тогда он решил скрьлься от Каикузи и стал нырять в землю. Нырнет — Каикузи за ним. А Валумбе по­является из-под земли уже в другом месте. Так и не догнал его Каикузи, так и осталась смерть с людьми. После той сумасшедшей гонки на хол­ме Танда появилось больше двухсот отверстий. Сейчас густые заросли покрывают этот холм, и без проводника можно запросто провалиться под землю. Отверстия располагаются одно за другим в определенном порядке. Все они имеют примерно полтора метра в диаметре. Глубина их от трех до семидесяти метров. Вырыты от­верстия в скальной породе и уходят перпенди­кулярно вниз. Такие же дыры были найдены и в других районах Уганды. Их возраст не опреде­лен, хотя местные жители предполагают, что они существуют «очень давно». По форме «норы» напоминают горнорудные шахты. Но что могли искать здесь древние племена? Лишь в несколь­ких холмах, где обнаружены подобные отвер­стия, имеются намеки на полезные ископаемые, причем в очень незначительных количествах.

Еще в 1934 году Е. Уэйлэнд высказал пред­положение, что существовала связь между Бигго-бья-Мугеньи и развалинами Великого Зимбабве — города-крепости, находящегося на территории нынешнего Зимбабве. Он сравнил план угандийских построек с зимбабвийскими, и оказалось, что у них много общего: та же полу­круглая или полуэллиптическая ограда неболь­ших дворов, прилепленных к стенам централь­ной постройки, те же методы возведения стен. Оптимизм ученого мог быть и не совсем оправ­данным. В ходе последующих раскопок в Бигго-бья-Мугеньи нашли черепки гончарных изделий, очень похожих на остатки утвари, найденной в Великом Зимбабве. И самое поразительное: в развалинах Великого Зимбабве обнаружили ци­линдр, подобный тому, что нашли в Бигго! Более того, аналогичный цилиндр до этого был найден при раскопках на… Кипре!

Зимбабве — Уганда —Кипр… Была ли когда-нибудь связь между ними? И откуда взялся «лузирский человек»? Ответа пока нет. Африка хра­нит много тайн, но неохотно с ними расстается.