Пираты на Тортуге

Пираты на ТортугеУпрочив свое положение, карибские пираты постепенно превратили Тортугу в мощную кре­пость, претендовавшую на роль подлинной пи­ратской метрополии в районе Карибского моря. У этого скалистого и недоступного островка на­ходился только один залив, пригодный под га­вань. Вход в него прикрывался высокой скалой, на которой пираты построили замок, предназна­ченный для обороны и прозванный «Голубятней» (по-испански — «Эль Паломар»). Постепенно Тортуга стала богатой колонией — настоящей жемчужиной Антильских островов. Прибытие в 1629 году на Тортугу французских и английских эмигрантов с островов Невис и Сент-Китс поло­жило начало многонациональному флибустьер­ству. На остров стали стекаться мореплаватели самых различных наций: англичане, французы, датчане, голландцы, португальцы, немцы и даже испанцы. Хотя на Тортуге не придавали особого значения национальному происхождению, численного превосходства там достигли англичане, которые в 1631 году символически взяли верховную власть в свои руки.

На рубеже 1634-1635 годов Тортугой на короткое время вновь овладели испанцы, но уже через несколько месяцев вынуждены были возвратить ее англичанам. Последние стали рассматривать этот островок как свою колонию. Такая политика привела к раздо­рам между местными флибустье­рами: более многочисленными англичанами и более слабыми французами. Около 1639 года в результате этих распрей францу­зов вытеснили с Тортуги. Однако французские пираты не сочли себя побежденными. После непродолжитель­ной борьбы они ушли на Санто-Доминго. И там выжидали благоприятного случая для воз­вращения на Тортугу, которую трудно было за­хватить, но легко защитить. В связи с этим она имела большое значение для пиратов.

Благоприятный случай вскоре предста­вился. Губернатор французской части острова Сент-Китс, Филипп де Лонгвийе де Пуанси, под­говорил некоего Левассера, которого он стре­мился выжить при случае со своего острова, выступить против англичан с целью отобрать у них Тортугу. Для выполнения этой задачи в распоряжение Левассера предоставили сорок девять человек. Прибыв на Санто-Доминго, он вступил в контакт с англичанами. Когда перего­воры провалились, он объединился с находив­шимися на Санто-Доминго французскими фли­бустьерами и 31 августа 1640 года высадился с сотней людей на Тортуге, бросив вызов гарни­зону острова из трехсот пиратов. Несмотря на численное превосходство, французы, захватив гарнизон врасплох, разбили англичан и вытес­нили их с острова. Более десяти лет Левассер правил Тортугой, стремясь превратить ее в процветающую французскую колонию. Своим жестоким правлением он вооружил против себя привыкших к независимости пиратов. В 1652 году Левассера убили двое его приближенных, надежных, как он полагал, людей.

В следующем пятилетии (1652-1657 годы) на Тортуге воцарился страшный хаос. Французские губернаторы менялись один за другим, и в кон­це 1654 года колония вновь осталась за испан­цами, которые опустошили остров и истребили часть его населения. Остальные жители нашли убежище на Санто-Доминго. Годом позже остров вновь перешел под власть англичан. Вскоре, однако, французы вер­нули себе Тортугу и в 1657 году утвердили там власть короля Людовика XIV. В 1661 и 1663 го­дах англичане безуспешно пы­тались овладеть французской колонией. В 1665-1685 годах она постепенно переходила под контроль экономического и политико-административного аппарата французской же коло­нии Гаити.

Во второй половине XVII века вновь наступил период английского господства. Это было   время флибустьеров различных национальностей. Фран­цузская экспансия в бассейне Кариб­ского моря привела к созданию на­циональных буканьерских сообществ. Одни из них искали опоры у властей на островах, колонизованных францу­зами, другие — на островах, занятых англичанами. Среди небольших, но быстроходных и маневренных корсар­ских и пиратских суденышек все чаще стали появляться крупные и тяжелые, отлично вооруженные трофейные во­енные корабли. Флибустьеры начали создавать целые эскадры, плававшие под черным флагом с изображением скелета, прозванного «Веселым Род­жером». Росла слава Шевалье Монба-ра, Жамба де-Буа (Деревянная Нога), Франсуа Лолоиэ (или д’Олонэ), Луиса Скотта, Джона Девиса, Лаурента де-Графф, Ван-Горна, Мансфильда и Моргана. Двое последних пытались создать республику буканьеров, кото­рая должна была стать своего рода пиратским государством со столицей на Олд-Провиденс. Однако попытка эта не удалась, и флот ГенриМоргана, несомненно, самого знаменитого из карибских пиратов, обрел базы на ставшей уже английской к тому времени Ямайке и француз­ской Тортуге. Захват англичанами Ямайки в 1655 году укрепил их политические и экономи­ческие позиции в Карибском районе. Столица острова Порт-Ройял, прозванная «пиратским Ва­вилоном», стала главным рынком сбыта добычи, захваченной у испанцев. Местное население и купцы охотно покупали товары у пиратов ввиду их низких расценок.