Поиски закона во время Екатерины II

Екатерина IIПосле неуемной законодательной дея­тельности Петра I на территории Рос­сийской Империи действовало огромное число противоречащих друг другу указов, уставов и манифестов, которые причудливо напластовывались на средневековый свод законов — Соборное Уложение 1649 года. Уложение было написано после московского «Соляного бунта» 1648 года. Одним из требований восставших был созыв Земского собора и принятие единого свода законов взамен бесконечной вереницы царских указов и чехарды ведомственных актов. Бунт был подавлен, но царь все же созвал Зем­ский собор, принявший в 1649 году Уложение, которое обобщило все имеющиеся судебники и указы, отменило устаревшие законы и устранило накопившиеся не стыковки. За последующий век появились новые указы, при этом старых никто не отменял, и юридическая система постепенно пришла в привычное состояние многовариантно­сти толкований.

Перед разработкой нового свода законов Екатерина II захотела взглянуть на старый. И тут оказалось, что исходного текста российских законов никто в глаза не видел. Генерал-прокурор Вяземский, посланный для доставки оригинала Со­борного Уложения, вернулся во дворец с пустыми руками. Это был настоящий конфуз.

Активные розыскные работы были продолжены, но безо всякого успеха. Вяземский перерыл архив правительствующего сената, но законов не обнаружил. Архивисты уверяли, что Соборного Уложения там нет и никогда не было. Никаких следов Уложения не обнаружилось и в патриаршей типографии, где оно было впервые отпечатано.

В один прекрасный день Вяземского осени­ла догадка — раз Уложения нет в Петербурге, оно может быть спрятано в Москве. По смутным дворцовым слухам, под престолом Успенского собора в Кремле был тайник для важнейших го­сударственных документов.

Генерал-прокурор срочно выехал в Москву и распорядился взломать пол в Успенском соборе. Однако под полом «не оказалось ничего, кроме пыли». Возвращаться в Петербург с пустыми руками было неблагоразумно, попахивало скан­далом. Поиски свода российских законов оконча­тельно перешли в разряд кладоискательства.

Начались тотальные простукивания кремлев­ских стен и полов, разборки перекрытий и прочие полномасштабные поисковые работы. Длитель­ные непрекращающиеся поиски увенчались-таки успехом. В древней казенной палате близ Благо­вещенского собора был найден железный сун­дук, «токмо того сундука за неотысканием ключа не отперто».

К делу были привлечены «профильные спе­циалисты», которые целые сутки пытались от­крыть замок. В конце концов, нужный ключ был изготовлен и 120-летний сундук был открыт. Из него извлекли красный суконный мешок, в ко­тором хранился прекрасно сохранившийся под­линник Соборного Уложения и один печатный экземпляр его первого издания. Стало понятно, почему свод законов Российского государства назывался «Столбцем Уложенным», или просто «Уложением» — свиток был свернут в столбик и уложен в сундук.

Без промедления свиток был отвезен в Петербург и вручен Екатерине. Для изучения рукописи Екатерина вызвала из Коллегии иностранных дел ученого архивариуса Миллера. Тот зафиксировал, что Уложение представляет собой рукописный свиток длиной в 534 ар­шина и весом в 12 фунтов, то есть 38 метров и 5 кг. «Столбец Уложенный» состоял из 959 склеенных листов, причем каждая склейка на лицевой и оборотной стороне-была скре­плена подписями трех думных и двух других дьяков. Уложение состояло из 25 глав и 967 статей. Текст был написан 400-ми разными почерками и подписан 315-ю лицами, в том числе патриархом Московским Иосифом, двенадцатью представителями высшего ду­ховенства, пятнадцатью боярами, десятью окольничими. Далее шли подписи «дворян, купцов, выборных московских сотен, слобод и стрелецких приказов, зажиточных посадских людей. Крестьян к подписи не допустили — как-никак, средневековье…

По повелению Екатерины II для Уложения был сделан позолоченный ковчег, в котором оно и хранится по сей день в музее ФСБ Рос­сии.

Если найти старые российские законы го­сударства Российского было трудным делом, то написать новые оказалось и вовсе делом неподъемным. Работа давалась императрице нелегко. Сначала дело пошло быстро, и появи­лись самые наболевшие строки типа: «Россия есть Европейская держава. Человека не долж­но и не можно никогда позабывать».

Но как только дошло до конкретных статей и параграфов, энтузиазм просвещенного законот­ворца быстро иссяк. Манифестом от 14 декабря 1766 года для работы в «Уложенной Комиссии» Екатерина созвала выборных депутатов. Кре­стьянам права выбора опять не дали — как-никак абсолютизм… Цель комиссии состояла в разра­ботке нового свода законов, который бы заменил Соборное Уложение. Общие принципы нового свода законов Екатерина изложила в виде знаме­нитого «Наказа». Однако создание нового кодекса Комиссия так и не осилила. На 204 заседаниях 19-ти комитетов не было принято ни одного ре­шения, а все время было потрачено на чтение бесконечных «наказов депутатам». В 1768 году стало окончательно понятно, что дело провале­но — и под предлогом войны с Турцией Комиссия была распущена. Россия продолжила жизнь по сиюминутным указам и постановлениям.

А Соборное Уложение 1649 года продолжало действовать в России вплоть до 1832 года, когда наконец был разработан многотомный Свод Законов Российской империи.