Исчезнувшая Атлантида (часть первая)

Исчезнувшая АтлантидаМиф об Атлантиде будоражил воображение многих поколений, сюжет об исчезнув­шей цивилизации широко использовали и используют писатели-фантасты, образ ат­лантов охотно эксплуатируют всевозможные оккультисты, а ученые пытаются уста­новить, что в действительности скрыто за рассказанной Платоном историей.

Почти две с половиной тысячи лет назад древнегреческий философ Платон (427-347 гг. до н.э.) записал ле­генду об Атлантиде, могущественном древнем государстве, заселенном потомками бога По­сейдона, достигшем невиданного расцвета, но затем погибшем в морской пучине. О происхо­ждении атлантов Платон сообщил следующее:

«Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил ее своими детьми, зачатыми от смертной женщины, примерно вот в каком месте: от моря и до середи­ны острова простиралась равнина, если верить преданию, красивее всех прочих равнин и весьма плодородная, а опять-таки в середине этой равни­ны, примерно в пятидесяти стадиях от моря, стояла гора, со всех сторон невысокая. На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведенных там на свет землею, по имени Евенор, и с ним жена Левкиппа; их единствен­ная дочь звалась Клейто. Когда девуш­ка уже достигла брачного возраста, а мать и отец ее скончались, Посейдон, воспылав вожделением, соединяется с ней. Произведя на свет пять раз по чете близнецов мужского пола, По­сейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей, причем тому из старшей четы, кто родился первым, он отдал дом матери и окрестные владения как наибольшую и наилучшую долю и поставил его царем над остальными, а этих- остальных — архонтами, каждому из которых он дал власть над много­людным народом и обширной страной».

Информация об Атлантиде содержится в двух платоновских диалогах — «Тимей» и «Критий». Вышеприведенный отрывок взят из «Крития», значительная часть которого посвящена истории и общественному устройству таинствен­ного древнего государства. К сожалению, этот диалог не дошел до нас полностью. В «Тимее» имеется пара абзацев, где говорится о местонахождении Атлантиды, хотя основная тема диа­лога не имеет к ней никакого отношения.

Согласно «Критию», атланты были могуще­ственным и воинственным народом. Они подчи­нили своей власти многие племена. Но покорен­ные земли не могли сравниться богатством и красотой с их родиной, ибо Посейдон был щедр к своим детям:

«Многое ввозилось к ним из под­властных стран, но большую часть потреб­ного для жизни давал сам остров, прежде все­го любые виды ископаемых твердых и плавких металлов, ив их числе то, что ныне известно лишь по названию, а тогда существовало на деле: самородный орихалк, извлекавшийся из недр земли в различных местах острова и по ценности своей уступавший тогда толь­ко золоту. Лес в изобилии доставлял все, что нужно для работы строителям, а равно и для прокормления домашних и диких животных. Даже слонов на остро­ве водилось великое множество, ибо корму хватало не только для всех прочих жи­вых существ, населяющих болота, озера и реки, горы или равнины, но и для этого зверя, из всех зверей самого большого и прожорливого. Далее, все благовония, ко­торые ныне питает земля, будь то в корнях, в травах, в древесине, в сочащихся смо­лах, в цветах или в плодах, — все это она рождала там и отлично взращивала».

Обитатели Атлантиды были сведущи во многих искусствах и ремеслах, они построили в своей земле многочисленные дворцы, храмы, каналы, гавани и верфи. Дворец верховного царя был возведен в том самом месте, где некогда обитал сам Посейдон со своею возлюбленною. Место это было окружено со всех сторон кольцевыми каналами, первые из которых, согласно преданию, были делом рук самого бога. Впоследствии атланты продол­жили строительство:

«Прежде всего они перебросили мосты через водные кольца, окружав­шие древнюю метрополию, построив путь из столицы и обратно в нее. От моря они про­вели канал в три плетра шириной и сто фу­тов глубиной, а в длину на пятьдесят стадиев вплоть до крайнего из водных колец: так они создали доступ с моря в это кольцо, словно в гавань, приготовив достаточный проход даже для самых больших судов. Что касает­ся земляных колец, разделявших водные, то вблизи мостов они прорыли каналы такой ширины, чтобы от одного водного кольца к другому могла пройти одна триера; сверху же они настлали перекрытия, под которым должно было совершаться плавание: высота земляных колец над поверхностью моря была для этого достаточной… На этих кольцах со­орудили они множество святилищ различных божеств и множество садов и гимнасиев для упражнения мужей и коней. Все это было рас­положено отдельно друг от друга на каждом из кольцевидных островов; в числе прочего посредине самого большого кольца у них был устроен ипподром для конских бегов, имевший в ширину стадий, а в длину шедший по всему кругу… Верфи были наполнены триерами и всеми снастями, какие могут понадобиться для триер, так что всего было вдоволь. Так было устроено место, где жили цари. Если же миновать три внешние гавани, то там шла по кругу начинавшаяся от моря стена, кото­рая на всем своем протяжении отстояла от самого большого водного кольца и от гавани на пятьдесят стадиев; она смыкалась около канала, выходившего в море. Пространство внутри нее было густо застроено, а проток и самая большая гавань были переполнены кораблями, на которых отовсюду прибыва­ли купцы, и притом в таком множестве, что днем и ночью слышались говор, шум и стук… Камень белого, черного и красного цвета они добывали в недрах срединного острова и в недрах внешнего и внутреннего земляных колец, а в каменоломнях, где с двух сторон оставались углубления, перекрытые сверху тем же камнем, они устраивали стоянки для кораблей. Если некоторые свои постройки они делали простыми, то в других они забавы ради искусно сочетали камни разного цвета, сообщая им естественную прелесть; также и стены вокруг наружного земляного кольца они по всей окружности обделали в медь, нанося металл в расплавленном виде, стену внутрен­него вала покрыли литьем из олова, а стену самого акрополя — орихалком, испускавшим огнистое блистание».

Если верить Платону, он пересказал се­мейное предание, у истоков которого стоял выдающийся афинский государственный дея­тель Солон (640-559 гг. до н. э.), бывший пред­ком Платона, жившего на два столетия позже. Этот уважаемый афинянин предпринял поезд­ку в Египет, где был любезно принят жрецами богини Нейт, которую отождествляли с Афиной Палладой, покровительницей родного города Солона. Египетские жрецы, хранители тради­ции, значительно превосходившей по древно­сти эллинскую, поведали греческому мудрецу о канувшей в небытие державе, а заодно просве­тили его насчет некоторых страниц истории его собственных предков.

Платон утверждал, что события, о которых рассказали египтяне, имели место за 9 тысяч лет до визита Солона. В диалоге «Тимей» о них сказано следующее:

«Через море это в те вре­мена возможно было переправиться, ибо еще существовал остров, лежавший перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами. Этот остров превышал своими размерами Ливию и Азию, вместе взятые, и с него тогдашним путеше­ственникам легко было перебраться на дру­гие острова, а с островов – на весь противо­лежащий материк, который охватывал то море, что и впрямь заслуживает такое назва­ние (ведь море по эту сторону упомянутого пролива является всего лишь заливом с узким проходом в него, тогда как море по ту сторо­ну пролива есть море в собственном смысле слова, равно как и окружающая его земля во­истину и вполне справедливо может быть названа материком). На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возникло удиви­тельное по величине и могуществу царство, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть матери­ка, а сверх того, по эту сторону пролива они овладели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении».

Казалось бы, Платон оставил нам весьма пространное и точное географическое описание. Но в действительности отрывок из «Тимея» дает современному читателю очень мало информа­ции о настоящих размерах и местонахождении Атлантиды. Прежде всего совершенно непонят­но, что означает «превышал своими размерами Ливию и Азию, вместе взятые». Что конкретно подразумевалось под Ливией и Азией? Согласно объяснению, которое традици­онно дается в популярной лите­ратуре, Ливия — греческое на­звание всей Африки, а под Азией подразумевается полуостров Малая Азия. Но ведь очевидно, что Платон не мог иметь в виду весь Африканский континент, тем более, что как его соотече­ственники, так и поведавшие историю египтяне имели весьма смутное представление о его размерах. В исторических трудах античности зафиксирована одна-единственная успешная попытка обогнуть Африку, предпринятая в VII в. до н. э. финикийскими море­плавателями. История этой экс­педиции пересказана Геродотом, но «отец истории» не приводит сколько-нибудь точных размеров континента, а лишь говорит, что путешествие сопровождалось длительными остановками и длилось два года. Повторных попыток пройти по тому же маршруту предпринято не было. Ло­гично предположить, что под Ливией в данном случае подразумевается какая-то часть Север­ной Африки, чьи границы очерчены достаточно четко, но где конкретно они проходят, можно лишь гадать. Аналогично обстоят дела с Азией. Понятно, что речь идет не об Азии в ее совре­менных границах. Что касается предположения о полуострове Малая Азия, то оно совершенно произвольно. С таким же успехом это может быть любой другой географический объект-вос­точной части Средиземноморского региона.

Что касается упомянутых в описании Гера­кловых столпов, они тоже не слишком прояс­няют вопрос. Даже если под этим названием действительно, как это принято считать, под­разумеваются скалы Гибралтарского пролива, из текста довольно сложно понять, находился ли мифический остров по ту или по эту сторону пролива — в Атлантическом океане или Среди­земном море. Но дело в том, что Геракловы стол­бы Платона — совсем не обязательно Гибрал­тар. Да, это название закрепилось за проливом, соединяющим Средиземное море с Атлантиче­ским океаном, но так могли называться и дру­гие географические объекты известные грекам. Для античности вообще характерны блуждаю­щие названия. К примеру, наряду с проливом Босфор, соединяющим Средиземное и Черное моря, существовал Босфор Киммерийский (со­временный Керченский пролив). Десяток горо­дов, разбросанных по всему Средиземноморью, мог носить одно и тоже название. Некоторые атлантологи высказывали предположение, что Ге­ракловыми столпами Платона мог оказаться как раз один из Босфоров, и помещали Атлантиду в Крыму. Существовали и более экзотические варианты.

Продолжение здесь.